Art Russe. Русское искусство в Бордо

Создать лучшее вино мира, чтобы пропагандировать советское и русское искусство!

Меценат, шахматист и искусствовед

Андрей Филатов

Андрею Филатову 47 лет. Зрелый мужской возраст. За эти годы Андрей Васильевич добился многого. Заработал более миллиарда долларов и вошёл в сотню богатейших бизнесменов России по оценке журнала Forbes. Однако его фамилия редко мелькает даже в бизнес-прессе, не говоря уж о «лайфстайл» – изданиях. Куда чаще в спортивных газетах и материалах, посвящённых искусству. И это неудивительно: вместо громких скандалов на яхтах и горнолыжных курортах Андрей Васильевич сосредоточился на шахматах и искусстве.

Шахматами увлекался с детства. Получил звание КМС по шахматам, а впоследствии окончил ВУЗ по специальности «Преподаватель физической культуры и тренер по шахматам». Сегодня он ключевой меценат в этом виде спорта. Активно поддерживает развитие шахмат в России, организует международные матчи. Профильное образование тоже пригодилось: с 2016 года Андрей Филатов является старшим тренером и капитаном мужской сборной России по шахматам, а с 2014 по 2018 занимал пост вице-президента FIDE.

Что касается искусства, в 2012 году Филатов организовал фонд Art Russe. Первоначальной идеей было собрать произведения искусства, созданные исключительно в Советский период (1917-1991 гг.) и вывезенные за границу. Впрочем, сейчас личные интересы коллекционера распространяются и на дореволюционный период. Однако в ходе работы фонда выяснилась интересная закономерность: работы советских художников XX века оказались сильно недооценёнными. Так и пришла в голову Филатову нетривиальная идея пиара: вино, на этикетках которого были бы репродукции советских полотен. Причём вино непременно французское: его Филатов считает лучшим, хотя признаётся, что не брезгует и крымским хересом. Но обо всём по порядку…

На презентацию вина Art Russe мы встречаемся в Музее шахмат на Гоголевском бульваре. Место выбрано не случайно: музей тоже полностью отреставрирован на средства Филатова. В ожидании нескольких опаздывающих сомелье нам даже проводят короткую, но интересную экскурсию, рассказывая о наиболее ценных экспонатах.

Дегустация Art Russe в Музее шахмат

Наконец, мы снова собираемся в зале, где будет проходить презентация. Людей на удивление немного, но, честно говоря, от этого только лучше: хорошие вина требуют времени и тишины. К тому же небольшие встречи позволяют задавать вопросы, что всегда интереснее, чем монолог. В классическом и неброском костюме Андрей Филатов отнюдь не напоминает миллиардера. Он даже не берёт первое слово, предоставляя рассказ управляющему Лорану Проспери и подключается только когда речь заходит о «наболевшем»: шахматах или живописи.

— Наше искусство недооценено, – слегка возмущается Филатов, – Французский импрессионист стоит в 150 раз дороже! <…> Китайский ученик русского академика стоит дороже, – продолжает он, подводя к главной идее проекта: «Создать лучшее вино мира, чтобы пропагандировать советское и русское искусство». Ни больше, ни меньше.

Винодельня между прошлым и будущим

Для этого в 2013 году и было куплено небольшое, относительно старое (основано в 1885 году), но малоизвестное поместье Château La Grace Dieu des Prieurs в бордосском Сент-Эмильоне. Земля находится между легендарными Château Cheval Blanc и Château Pavie. Почвы – в основном пески и суглинки на глинистых подпочвах, сдобренных известняком. Общая площадь – 9 га, возраст лоз достигает 50-60 лет. 90% посадок отведено под Мерло, 10% – под Каберне Фран. Недавно был высажен один гектар Шардоне, и, хотя первое белое ещё впереди, в хозяйстве верят в будущий успех.

Что до винодельни, за несколько лет она полностью преобразилась. Как выразилась Дженсис Робинсон в статье для Financial Times, «некогда скромное Шато, как и погреба, было превращено в галерею русского искусства, настолько далёкую от традиций Сент-Эмильона, насколько вообще можно представить». Эти преобразования давались нелегко. Для воплощения был приглашён обладатель Притцкеровской премии 2008 года Жан Нувель – один из самых уважаемых и плодовитых зодчих нашего времени. Вероятно, только его гениальность и авторитет позволили успешно согласовать проект. А согласовывать пришлось немало и сразу на нескольких уровнях: от ЮНЕСКО до муниципалитета Сент-Эмильона. В итоге возник комплекс из пяти зданий, каждое из которых не только имеет своё предназначение, но и служит связующим звеном между традициями региона, современными материалами и… русским искусством. Отдельно стоит отметить, что архитектор сосредоточился не только на «самовыражении», но и на практических аспектах. Например, главный винодел с самого начала обозначил необходимое количество, размер и формы чанов, необходимые для работы, а Жан Нувель успешно вписал их в общую картину.

Архитектор Жан Нувель и основатель Art Russe Андрей Филатов на винодельне

На вопрос, как в проект удалось заполучить звёздного архитектора, который в год «сдаёт по 14 проектов», директор шато Лоран Проспери шутит: «Он тоже любит выпить, это нам помогло». А на одном из прекрасно снятых и смонтированных демонстрационных видео сам Жан Нувель говорит: «Главное назначение архитектуры – доставлять удовольствие. В этом они похожи с вином».

Кстати, вся архитектура работает лишь на создание конечного продукта. Здесь нет никакой побочной коммерческой активности: ни отеля, ни спа, ни ресторана. Магазина тоже нет: вино не продаётся на месте. Зато здесь есть изображение Гагарина, а на фресках, показывающих сбор винограда, изображены реальные люди, сегодняшние работники. Возможно, лет через 100 их потомки смогут посетить винодельню и посмотреть на своих предков. Во сколько обошлась реконструкция Филатов умалчивает, но деликатно замечает, что по объёму инвестиций на квадратный метр они опередили всех. «Но мы ещё в начале пути» – скромно добавляет он, и становится понятно: это ещё не конец.

А ещё вдоль дороги поставили большую, с буквами почти в человеческий рост надпись “Art Russe”. В тихом и консервативном Сент-Эмильоне инсталляция вызвала эффект разорвавшейся бомбы: поначалу местные автомобилисты даже замедлялись, что провоцировало пробки. Более того, неподалёку от винодельни находится зона тренировочных полётов ВВС Франции, и в первое время над надписью вдруг резко начали снижаться истребители Rafale. Возможно, кто-то скажет, что это простое совпадение, но мы-то знаем!  

Звёздная команда и выдающееся вино

Лоран Проспери – «лишь» директор. Он не является энологом или виноградарем, но именно он с самого начала был в проекте и отвечал и за «стройку», и за подбор команды. Его образование и опыт лежат в сфере гостиничного дела и ресторанного бизнеса самого высокого класса. Работа в элитном туризме и отелях бутикового класса позволила ему получить управленческий опыт для реализации столь амбициозного проекта. С Андреем Филатовым Лоран сотрудничал с 2007 года и сегодня, кажется, полностью проникся идеей русского искусства в Сент-Эмильоне. «Art Russe – это встреча Франции и России» – заявляет он.

«За любым великим проектом стоит команда людей», – добавляет Лоран, отдавая дань уважения своим коллегам. И первый из них Луи Митжавиль. Потомственный винодел Луи – наследник хозяйства Chateau Le Tertre-Roteboeuf, находящегося во владении его отца Франсуа и стабильно получающего высокие оценки критиков. Цены на вина этого шато тоже впечатляют, превосходя многие Cru Classé региона.

Луи Митжавиль считается экспертом по мерло, хотя никогда не ограничивается работой только с этим сортом. За его спиной несколько успешных проектов, причём в отличие от некоторых «летучих виноделов», Луи специализируется на родном Бордо. Нет, конечно, у него были проекты в других регионах, а уж консультировал он и вовсе по всему миру, однако, по его словам, своё любопытство он удовлетворил и ныне сфокусировался лишь на Франции.

Секретов у Митжавиля вроде бы и нет, его подход известен и понятен. Однако, вникая в тонкости, понимаешь, какая колоссальная работа проводится для создания вина Art Russe. Вот лишь неполный список того, что позволяет Митжавилю создавать вино экстра-класса:

  • Кордон вместо общепринятого гюйо и особый способ подрезки, который помогает достичь оптимальной зрелости. На лозе оставляют лишь 6 побегов, а на каждом из них по две грозди. Зелёного сбора здесь нет, урожайность задаётся сразу. Такой подход позволяет получить более совершенные ягоды, но одновременно несёт большие риски.
  • Строгий контроль урожайности: с гектара получают всего 32-35 гектолитров вина, что ниже большинства хозяйств Сент-Эмильона.
  • Полное вызревание: винограду дают «созреть, и даже чуть перезреть». Впрочем, «перевисеть» ему тоже не дают. Здесь практикуется исключительно научный подход: срок уборки определяют химические анализы. Весь урожай убирается максимально быстро.
  • Медленная аккуратная винификация. Разумеется, виноград со всех участков перерабатывается раздельно.
  • Сразу после винификации проводится ассамбляж и только после этого вино отправляется на выдержку.
  • Использование исключительно новых бочек, личный стиль Митжавилей, который они начали практиковать в Le Tertre-Roteboeuf ещё в начале 80-х.
  • Длительная (18-21 месяц) выдержка под классическую музыку. Кстати, она выбрана не случайно. Винодел считает, что в выдержке главное – плавность музыки и отсутствие рваного ритма.

Завершая это описание, надо сказать, что в хозяйстве есть только одно вино, никаких вторых. Оно, наверное, и правильно: «осетрина бывает только первой свежести».

Дьявол в деталях

Не секрет, что великое вино делают не только терруар и винодел, но и внимание к деталям. В осовремененном Château La Grace Dieu des Prieurs с этим всё в порядке. Помимо самого совершенного оборудования и трепетного отношения к винограднику, здесь ещё и лучшие бочки.

За них отвечает компания Radoux – один из лидеров индустрии, удерживающий более 20% мирового рынка бочек из французского дуба. Коммерческий директор бондарни, Пьер-Гийом Шиберри (Pierre-Guillaume Chiberry) поэтично заявляет: «Дуб в моём сердце, в моих костях» и утверждает, что для бочек Radoux Blend, которые поставляются для вина Art Russe используется лишь самая лучшая древесина. «Для них мы берём доски с наиболее тонкими порами. Это crème de la crème», – говорит он, что можно банально перевести как «лучшее из лучшего». Ну а чтобы подтвердить свои слова, добавляет, что каждая доска, поступающая в производство этих бочек, проходит отдельный химический анализ.   

Не меньше «заморочились» в хозяйстве и с оформлением. Помимо собственно живописи внимание уделили и форме бутылок. В хозяйстве решили отойти от классической ныне бордосской формы и обратились к более старой бутылке, характерной для региона несколько столетий назад. Образцы пришлось искать долго. В итоге два нашлись в наших музеях, причём один – ни много, ни мало – в «Эрмитаже». Оказалось, что в бутылках такой формы поставляли вино ещё для Петра I. Ну а для современного воплощения обратились в компанию Walter Sperger , которая выпускает ограниченные тиражи стеклянных ёмкостей для парфюма и элитарного алкоголя. Кстати, в соавторстве с ними была разработана не только форма, но и особый зелёный цвет стекла. Помимо стандартных бутылок объёмом 750 мл, производится ограниченное количество магнумов, каждый из которых выдувается вручную. Это действительно эксклюзивный продукт.

Здесь надо отдать должное Сент-Эмильону. Несмотря на строгую регламентацию всех процессов производства, о старых бутылках здесь помнят, и использование новой формы проблем не вызвало. Более того, есть информация, что многим соседям понравились новые бутылки, а некоторые, возможно, даже будут переходить на аналогичную форму. Так что не исключено, что Art Russe будет задавать новые тренды.

Признание и перспективы

Несмотря на молодость проекта, вино уже завоевало место под солнцем. Art Russe представлено в ресторанах Пьера Ганьера и харизматичного Тьерри Маркса, который с 2010 года руководит ресторанным направлением отеля Mandarin Oriental, находящегося на улице Сент-Оноре в Париже. «Оно есть и у Дюкасса, и у Биро, – замечает Андрей Филатов, — в “La Réserve de Beaulieu” есть (роскошный SPA-отель на Лазурном берегу с рестораном, прозванным критиками «Королевским»), в “Георг V” (культовый ресторан отеля сети “Four Seasons”), ну и вообще, во многих ведущих ресторанах Куршевеля, Сен-Тропе, Монако». Неплохой, однако, старт для «новичков». Кстати, судя по всему, покупатели верят в потенциал вина: некоторые отели не ставят его в карты сразу, а просто оставляют под выдержку.

Состоятельные клиенты тоже полюбили Art Russe. По словам Филатова, его пробовали такие звёзды, как Милен Фармер или Вуди Харельсон. Кто-то из зала ироничным тоном задаёт вопрос про президента Франции. «Макрон знает о нашем вине» – обтекаемо замечает Филатов. Ну как тут не вспомнить легендарный Patek Philippe, которые на запрос НТВ о часах Путина ответили: «Мы слышали, что у него есть наши часы. Это одна из строгих, не самых сложных моделей». Но покупают вино, разумеется, не только звёзды. Многие собирают коллекции. Хотя «здесь и сейчас» тоже пьют. Причём этикетки и тут играют роль. «Ленин» самый популярный у иностранцев, – замечает Филатов, – но, если компания мужская, всегда начинают с «Алёнушки». По согласованию с фондом Art Russe винодельня имеет право на использование всех работ, но на данный момент в год выходит лишь 12 этикеток. Учитывая запасы фонда в 400 полотен, хватит надолго.

Филантроп Филатов не забывает о поддержке талантов и здесь. После триумфа Франции на Чемпионате мира по футболу 2018 победители привезли с собой на родину не только кубок, но и 25 кейсов вина Art Russe. Достойный подарок за выдающееся достижение.

А в конце августа 2019 винный мир потрясла ещё одна новость. Дэвид Бэкхем, который провёл несколько дней на яхте своего давнего друга и крёстного своих детей Элтона Джона, попробовал Art Russe, причём впечатлился настолько, что выложил фото бутылки в свой инстаграм, насчитывающий 58 млн подписчиков, со словами «Спасибо за великолепное вино». Причём особенный размах история приобрела из-за нелепой журналистской ошибки. На этикетке была изображена репродукция картины Ильи Репина «Демонстрации 17 октября 1905 года» и журналист Daily Mail, который осветил сей факт, принял цифру за год урожая. И пусть бутылка не имеет вековую историю, такая шумиха – это несомненный коммерческий успех.

Дегустационные заметки

Нам наливают вина на пробу. Организаторам нужно отдать должное: дозы несимволические и дают возможность покрутить содержимое в бокале и оценить вино в развитии. А спешить с ним некуда. 

Art Russe Château La Grace Dieu des Prieurs, Saint-Émilion Grand Cru AOC, 2014

90% мерло, 10% — каберне фран. Цвет гранатовый, средней насыщенности. Аромат чистый и очень интенсивный. Чёрные ягоды и фрукты, слива, много тостов, сухой дуб, чёрный перец, специи, при аэрации появляется дымно-смолистый тон. Со временем раскрываются ноты медицинских трав и табака, сухого какао, зарождающийся тон замши, а завершается всё сладковатыми оттенками медового пирога. С одной стороны, такой нос вроде бы уже не молод, а с другой всё ещё обещает развитие.

Вкус вина также интенсивный. Оно среднетелое, с гармоничным сбалансированным алкоголем. Танины и кислотность выше среднего, а вкус раскрывается нюансами чёрных и лесных ягод, а также дубовыми нотками и оттенками поджаренного хлеба. Вино, которое можно пить сейчас, но всё ещё лучше положить на выдержку. 17,5/20, 94/100.

Art Russe Château La Grace Dieu des Prieurs, Saint-Émilion Grand Cru AOC, 2015

Первая реакция: вино другое. Даже во внешнем виде. 2015 год более интенсивный, насыщенного рубинового цвета. Аромат более закрытый, но тоже яркий. Здесь доминируют чёрные фрукты, которые лучше балансируют дуб, хотя последний тоже очень заметен. Здесь и ваниль, и тосты, и шоколад, и кофе. Немного мясных и даже животных нот, а последним проявляется лёгкий оттенок кожи: хорошо выделанной, но всё же не замши, как в 2014. Но чтобы это почувствовать, нужно много времени. Всё-таки аромат только в самом начале своего развития.

Рот интенсивный и очень фруктовый. Алкоголь столь же гармоничен. Танины здесь ещё очень высокие, да и кислотность на грани. Тело немного плотнее, чем в 2014 году. Чёрные фрукты хорошо гармонируют с нотами дуба и оттенками горького шоколада. Весьма богатое вино с большим потенциалом. Честно говоря, на мой взгляд, пить его ещё рано: такое вино лучше закладывать на выдержку. 17++/20, 91++/100.

2016 год на момент дегустации был ещё недоступен.
2017 винтаж оказался слабоват и вино… просто не стали делать. Однако исходя из того, что было представлено, нет никаких сомнений, что Art Russe ждёт большое будущее.

А теперь о грустном: вино недешёвое. Производство в год – всего 30-35 тысяч бутылок. Но, судя по тому, как активно Art Russe завоёвывает рынок, снижения цен ждать не стоит.

— А нет ли у вас планов расширяться? – задаю я наивный вопрос.

— Ну, Бернар Арно* вряд ли согласиться что-то продать, – улыбается Андрей Васильевич.

*Бернар Арно – самый богатый человек Франции и Европы, президент и владелец контрольного пакета группы компаний “Louis Vuitton Moët Hennessy”, а также Château Cheval Blanc.  


Автор Владимир Глухов
Фото Татьяна Глухова; пресс-служба Art Russe

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s